Расходы на ведение банкротства могут съесть всю конкурсную массу…

Как обманутые вкладчики вместе с Александрой Юмановой предлагали депутатам Госдумы привлечь к ответственности виновных в банкротствах

Банковские «погорельцы» со всей страны съехались вчера на круглый стол в Госдуме. Их отважились выслушать всего два депутата — из КПРФ и «Справедливой России». Три часа все они пытались понять, почему Эльвира Набиуллина не предупреждает о банкротствах, а Центробанк и АСВ остаются сытыми, как лиса в басне о сыре, и как изменить ситуацию в пользу простых клиентов. Что предложила Госдуме представитель татарстанских обманутых вкладчиков Александра Юманова, узнавал корреспондент «БИЗНЕС Online».

Банковские «погорельцы» со всей страны съехались вчера на круглый стол в Госдуме

Банковские «погорельцы» со всех концов страны съехались вчера на круглый стол в Госдуме

«НУЖНО ПОДНИМАТЬ ПОРОГ ЗАЩИТЫ С 1,4 МИЛЛИОНА ГОРАЗДО ВЫШЕ»

Круглый стол с валютными заемщиками и вкладчиками «погоревших» банков организовала накануне в Госдуме КПРФ. «Депутаты» со всех концов страны заняли небольшой зал. Процессом рулил восседавший по центру стола депутат Валерий Рашкин. На мероприятии почти отсутствовали госструктуры, тем более такие важные для собравшихся, как Центробанк и агентство по страхованию вкладов. Лишь представитель МВД все три часа отмалчивался в сторонке. Депутатов тоже не было видно: компанию Рашкину составил только Валерий Гартунг из «Справедливой России», но и тот спустя час убежал, пояснив, что спешит в регион, который представляет, — очевидно,Челябинск, все-таки в Думе идет региональная неделя. Так что мероприятие получилось не таким представительным, как бы того хотелось пострадавшим клиентам банков. Поэтому им же самим и пришлось любоваться на красочные и разнообразные плакаты друг друга, а заодно, наверное, в сотый раз выслушивать душераздирающие истории. Рашкин призывал собравшихся высказывать предложения, которые в будущем могли бы стать партийными законодательными инициативами, но «погорельцы» по большому счету предпочитали вновь и вновь изливать душу, рассказывая свои злоключения в борьбе с ветряными мельницами в виде АСВ.

«Клиенты банка законодательно не защищены, — рассуждал Рашкин. — Потерпевшими у нас признаются кто угодно — сами банки, ЦБ, АСВ, но только не клиенты… Государство должно взять на себя защиту пострадавших. Необходимы механизмы по возврату денежных средств всем клиентам банков, прекративших существование». Он призвал заодно привлекать к субсидиарной ответственности как топ-менеджеров и владельцев разорившихся банков, так и тех, кто занимался банковским надзором, если их вина в доведении банка до банкротства будет доказана.

Валерий Гартунг (слева) напомнил, что траты на процедуры банкротства зачастую оказываются чрезмерно велики

Валерий Гартунг (слева) напомнил, что траты на процедуры банкротства зачастую оказываются чрезмерно велики

Гартунг был более конкретен. Например, он рассказывал, что его партия уже подготовила поправки в закон о банкротстве. «Нужно поднимать порог защиты с 1,4 миллиона, — предлагал он. — Но тут возникает вопрос, где найти золотую середину. Во сколько надо поднять? В два, три раза? Можно поднять в 10 раз, но тогда это ляжет на всех остальных заемщиков». Кроме того, справороссы выступили за то, что надо менять очередность в удовлетворении требований кредиторов: «В первую очередь должны удовлетворяться требования физлиц. Тут было сказано, почему малый бизнес и ипэшники „провинились“. У них суммы, как у физлиц. Почему они не попадают под защиту? Тут надо комплексно подойти».

Наконец, он напомнил, что траты на процедуры банкротства зачастую оказываются чрезмерно велики: «АСВ платит по 30 тысяч в час за юруслуги — запредельная сумма. Это непроверенная информация, не буду утверждать, но надо внимательно посмотреть. Бывает, расходы на ведение банкротства вообще могут съесть конкурсную массу, и вообще ничего никому не достанется, как в басне, когда лиса делила сыр: здесь откусила, там откусила. Никто ничего не получил, зато тот, кто делит, всегда сыт».

Оба депутата клятвенно заверили, что, как только глава ЦБ Эльвира Набиуллина появится в Госдуме с годовым отчетом (это будет через неделю), эти вопросы будут ей заданы.

Юманова передала Рашкину и Гартунгу письмо с конкретными предложениями. В нем «погорельцы» изложили все, с чем столкнулись за полтора года борьбы за свои потерянные деньги

Юманова передала Рашкину и Гартунгу письмо с конкретными предложениями. В нем «погорельцы» изложили все, с чем столкнулись за полтора года борьбы за свои потерянные деньги

«ЧЕЛОВЕК, КОТОРЫЙ ОГРАБИЛ БОЛЬШЕ ПОЛОВИНЫ РЕСПУБЛИКИ, ПРИ ЭТОМ ДЕПУТАТ ГОССОВЕТА И ЧЛЕН ПАРТИИ «ЕДИНАЯ РОССИЯ»

Первой из активистов пригласили выступить гостью из Татарстана, главу союза пострадавших вкладчиков Татфондбанка и ИнтехБанка Александру Юманову. Она напомнила, что Татфондбанк был «крупнейшим банком в Татарстане». «Председатель совета директоров — бывший премьер-министр республики, — напомнила она. — Председатель правления — действующий и находящийся под арестом действующий депутат Госсовета, член партии „Единая Россия“. Мы безуспешно пытаемся привлечь внимание республиканских депутатов к тому, что это человек, который ограбил больше половины республики: „дыра“ в Татфондбанке и ИнтехБанке — более 180 миллиардов рублей. Эти деньги, которые украдены в банках. Этот человек до сих пор, год находясь под следствием, не ходит на работу, но при этом — депутат Госсовета и член партии „Единая Россия“». Ответить ей было некому — единороссов на круглом столе не оказалось.

Тем временем представительница «погорельцев» ТФБ предлагала внести конкретные предложения в резолюцию мероприятия. «У нас не застрахованы владельцы металлических счетов, сберегательных сертификатов, у нас не застрахованы НКО. Мы не можем защищать свои права в судах. Нас обманули один раз, когда мы принесли деньги в почти госбанк. Нам препятствуют в защите наших законных интересов, мы удивляемся, куда у нас смотрел и смотрит ЦБ», — настаивала она.

Юманова передала Рашкину и Гартунгу письмо с конкретными предложениями. Как пояснила она корреспонденту «БИЗНЕС Online», в нем «погорельцы» изложили все, с чем столкнулись за полтора года борьбы за свои потерянные деньги: «То, что у нас не застрахованы юрлица, часть физических лиц, то, что по юрлицам не вернуть налоги, – огромная сложность, что у нас существует невозможность возврата у так называемых дробильщиков. Вообще действия АСВ, что не дают информацию, что ЦБ просто провалил свою надзорную политику, — все вот это в моем письме».

Не все вкладчики оказались рассудительны и последовательны. Эмоции до сих пор побеждают холодный разум

Не все вкладчики оказались рассудительны и последовательны. Эмоции до сих пор побеждают холодный разум

«ПОЧЕМУ НАБИУЛЛИНА НЕ ПРЕДУПРЕДИЛА ВКЛАДЧИКОВ, НАСЕЛЕНИЕ РОССИИ О ТОМ, ЧТО БАНК «ЮГРА» КРИМИНАЛЬНЫЙ?»

Не все вкладчики оказались столь рассудительны и последовательны. Эмоции до сих пор побеждают холодный разум.

— Почему вкладчики должны верить этой Набиуллиной?! У меня она доверия никакого не вызывает, я с ней не выпивал, я с ней не знаком! — возмущался «погоревший» вкладчик «Югры» Сергей Соседов. Публика поддержала его одобрительными аплодисментами.

— Ну, насчет «выпивал» — это поправимо, — подмигнул ему Рашкин.

— Они проверяли банк «Югра», вскрыли какие-то недочеты, какие-то недостачи, — кипел Соседов. — Почему Набиуллина на обратилась через центральное телевидение, радио? Это все в ее возможностях! Почему она не предупредила вкладчиков, население России о том, что банк «Югра» криминальный, он уводит деньги в офшоры: «Я вас предупреждаю: не вкладывайте деньги»? Она этого не сказала, и, если уж она, черт возьми, так радеет за наши вклады… Она просто тупо слила все, мораторий на вклады, потом лицензию увела — и все шито-крыто. Почему она, зная о неполадках в банке, не обратилась через СМИ к вкладчикам? Почему?! — Соседов под аплодисменты зала пришел к выводу, что банк было выгодно «схлопнуть», чтобы завладеть его средствами и направить их на решение проблем страны, а ЦБ вообще никому неподотчетен. — Это нонсенс! Структура, которая делает все, что захочется. На вопросы они не отвечают, на круглые столы не ходят! Это аморальные люди!

Валерий Рашкин: «Клиенты банка законодательно не защищены»

Валерий Рашкин: «Клиенты банка законодательно не защищены»

— А вы, депутаты, за них голосуете! – укоряла какая-то женщина.

— Они считают нас за ничто. У нас к этим людям доверия нет! — подытожил Соседов.

— Вы абсолютно правы. Мы, компартия и «Справедливая Россия», согласны, — кивал Рашкин, обещая направить Набиуллиной не только резолюцию, но и ролик с эмоциональным выступлением вкладчика «Югры».

— Ответов от Путина тоже нет! — выкрикнули из зала.

— Мы и до Путина дойдем, — успокаивал Рашкин.

«Сам принцип борьбы важнее даже результата. Но и результат тоже будет в самом конце!»

«Сам принцип борьбы важнее даже результата. Но и результат тоже будет в самом конце!»

«ДОЛЖНЫ БЫТЬ ЕДИНИЦЫ ОТЗЫВОВ, А ОСТАЛЬНОЕ — РАБОТА НАД ОЗДОРОВЛЕНИЕМ»

Любопытно, но пострадавших вкладчиков «Югры» представляли не только те, кто банку деньги отдал, но и топ-менеджмент компании. Экс-президент «Югры» Алексей Нефедов до сих пор пытался повернуть банкротство банка вспять, оспаривая отзыв лицензии. «Никаких выводов денег в офшоры, никаких 75 миллиардов, как было объявлено, „тетрадочных“ („забалансовых“ — прим. ред.) вкладов. Не было того, чтобы кто-то не нашел себя в списке. Банк на момент введения временной администрации был ликвиден», — утверждал он. По словам Нефедова, представители «Югры» трижды отправляли в ЦБ свои планы по санации банка, но их мольбам не вняли. Поэтому экс-президенту банка оставалось только настаивать, чтобы в резолюцию круглого стола записали предложение не доводить в банках ситуацию до банкротства, а постараться заранее предотвращать негативные сценарии. «Постараться добиться, чтобы план оздоровления был принят, банк мог уйти в санацию, но не потерял лицензию, — продолжал Нефедов. — Мне кажется, должны быть единицы отзывов [лицензий], а остальное — работа над оздоровлением». Он огорчался, что оздоровлением банков занимаются вовсе не бизнесмены, а чиновники, которые сами с нуля ничего не создали. «У нас в банковском надзоре нет ни одного бизнесмена. Только контролеры, которые говорят, что все плохо. Но тогда наша экономика никогда не выберется из уровня бедности», — тревожился Нефедов.

Глава союза вкладчиков России Николай Николаев рассказал грустную историю о том, как вкладчики теряли доверие не только в «Югре», но и к государству. «Доверие началось с того, что я поверил президенту РФ, когда он носил рекламу банка на своей майке в „Ночной лиге“, — пошел он с козырей. — Мы поверили в историю банка и масштабы его работы. Масштабы работы впечатляли. Мне рассказывали о масштабных планах банка. Мы поверили, что банк крупный и он входил в топ-30. Он пережил все кризисы и потрясения. Что случилось за пять минут? Мы поверили надзорному блоку ЦБ, который сам публиковал отчетности. Там было четко написано, что баланс банка — 330 млрд рублей. Мы в это поверили», — вздыхал мужчина. Поверил Николаев и прокуратуре, которая вынесла протест на действия ЦБ и сказала, что «Югра» была стабильной. Так же сейчас вкладчики поверили и бизнес-омбудсмену Борису Титову. «Мы поверили Конституции РФ, поверили Арбитражному суду, хотя все меньше доверия. Мы поверили акционерам банка в их желании перевести все в нормальное русло. Мы тоже верим, что есть возможность, которая позволит нам вернуть денежные средства. Если бы ЦБ пошел нам навстречу, мы бы даже обсудили план», — продолжал Николаев свою историю о доверии.

Наконец, верил он и в государство, которое «не бросит 35 тысяч своих граждан»: «Путин говорил, что „мы своих не бросаем“. Надеемся, что так и будет. Надеемся, он вмешается». Если доверие к президенту у главы союза вкладчиков России еще осталось, то к АСВ и ЦБ, естественно, уже давно никакого доверия нет: «АСВ — самая крупная „карманная дыра“, самый крупный должник России. Они систему не проработали и закидывают все время деньгами. Одно из наших требований — чтобы АСВ было кредитором последней очереди, так как оно подотчетно ЦБ».

Представитель кредиторов третьей очереди Пробизнесбанка Нерсес Григорян так же, как и все, был недоволен и разочарован тем, что ЦБ и АСВ на встречу не пришли: «Это еще раз демонстрирует, что этим структурам фиолетово, как мы себя чувствуем, какие у нас проблемы. Тут уже доказывать нечего». Вдохновившись образными сравнениями Гартунга, Григорян продолжал развивать историю с лисой и сыром дальше. «В данном случае лиса — это не только АСВ, но и ЦБ, а сыр — это банк. Всегда можно найти какие-то проблемы. Сыр откушен — проблема. А вы знаете, что его уже полностью съели? Кредиторы и вкладчики говорят: „Покажи“. Говорят: „Не покажу, это банковская тайна“. Понимаете? Таким образом все исчезает», — перешел он на аллегории, рассказывая свою историю судебной волокиты.

— Это грабеж! — возмущался он

— Грабеж! – согласным эхом повторяли «погорельцы» в зале.

— Мы должны не опускать руки, а бороться, объединяться, — подбодрил Григорян. — Сам принцип борьбы важнее даже результата. Но и результат тоже будет в самом конце!