Набиуллина, верни миллиарды: обманутые вкладчики перешли в контратаку на ЦБ

Банк России признал, что незаконно, в обход картотеки забрал у ТФБ часть денег — теперь с него требуют все сполна.

Союз пострадавших вкладчиков ТФБ и ИнтехБанка дал симметричный ответ на вал исков от АСВ о возврате в конкурсную массу банка денег, вынутых год назад. Как выяснилось, из «горящего дома» свои деньги спасал и Центробанк — забирал кредиты досрочно. Эти изъятия вкладчики оспаривают в арбитраже. Первые 58 млн рублей ЦБ уже вернул в кассу в добровольном порядке. Как лозунг «При банкротстве всем должно быть плохо» может аукнуться регулятору.

Банк России признал, что незаконно, в обход картотеки забирал у ТФБ кредиты досрочно. Эти изъятия вкладчики оспаривают в арбитраже. Первые 58 млн рублей ЦБ уже вернул в кассу в добровольном порядке

Банк России признал, что незаконно, в обход картотеки забирал у ТФБ кредиты досрочно. Эти изъятия вкладчики оспаривают в арбитраже. Первые 58 млн рублей ЦБ уже вернул в кассу.

ЦЕНТРОБАНК ВОЗВРАЩАЕТ ДЕНЬГИ ТАТФОНДБАНКУ

Как стало известно «БИЗНЕС Online», вкладчики Татфондбанка (ТФБ) и ИнтехБанка нашли, чем парировать сотни исков агентства по страхованию вкладов (АСВ) о возврате денег по так называемым сделкам с предпочтением. Они обнаружили, что помимо их «предпочтительных сделок» в ноябре – декабре 2016 года есть что оспорить и с куда более весомых кредиторов. Оказалось, что сам Центробанк, который кредитует российские банки под залог их активов, в ноябре – декабре сам досрочно возвращал свои кредиты из ТФБ и «Интеха». А как следует из закона о банкротстве, досрочный возврат своих денег («с потерей значительной суммы процентов без достаточных экономических причин») в «сомнительный период» как раз подпадает под определение сделки с предпочтением.

Союз пострадавших вкладчиков Александры Юмановой намерен оспаривать такие возвраты и по Татфондбанку, и по ИнтехБанку. По ТФБ суд уже успел провести первое судебное слушание, на нем побывал «БИЗНЕС Online». По ИнтехБанку аналогичный иск готов и, как сообщила Юманова, будет подан в арбитраж в ближайшее время.

Союз, чьи интересы представляет юрист Алексей Фиалко, оспаривает погашение кредита ТФБ в пользу Центробанка на сумму 3,64 млрд рублей. «Плановое погашение должно было состояться 28 декабря 2016 года, а фактическое погашение произошло 26 сентября 2016 года. На тот момент Банк России уже знал о плачевной ситуации в ТФБ», — сообщил он 22 января на первом слушании. Юрист не исключил, что кредит гасился и позже несколькими траншами. Причем само АСВ, ссылается Фиалко на официальный ответ госкорпорации на его запрос, факта досрочного погашения этого кредита не отрицает. Предварительные слушания были отложены на 19 февраля в связи с тем, что ЦБ РФ не предоставил свою позицию суду.

За последний квартал 2016 года со счетов ТФБ Банк России списал более 15 млрд рублей. Это следует из бухгалтерского баланса на 30 сентября 2016 года, подписанного бывшим зампредседателя правления ТФБ Рамилем Насыровым

ЦБ со счетов ТФБ списал более 15 млрд рублей. Это следует из бухгалтерского баланса, подписанного бывшим зампредправления ТФБ Рамилем Насыровым (слева). В настоящее время уголовное дело в отношении него прекращено.

По словам Фиалко, всего за последний квартал 2016 года со счетов ТФБ Банк России списал более 15 млрд рублей. «Это следует из бухгалтерского баланса на 30 сентября 2016 года, подписанного бывшим заместителем председателя правления ТФБ Рамилем Насыровым. Согласно ему, задолженность перед ЦБ РФ составляла 18,56 миллиарда рублей. А согласно финансовому отчету ТФБ за четвертый квартал 2016 года, который был подписан руководителем временной администрации ТФБ Дмитрием Онегиным, на 31 декабря 2016 года долг ТФБ перед ЦБ РФ сократился до 3,06 миллиарда рублей», — объяснил в суде юрист. Как ему объяснили в АСВ, из этих денег 3,6 млрд рублей составлял обычный кредит, а остальные 12 млрд — это сделки РЕПО на межбанковской бирже (продажа ценных бумаг с обязательством обратного выкупа). Можно ли их оспорить, неясно — Фиалко обещает с этим разобраться.

Самое интересное, что и само агентство по страхованию вкладов в ипостаси конкурсного управляющего Татфондбанка начинает судиться с ЦБ — можно сказать, змея кусает сама себя за хвост. Первой ласточкой стал иск АСВ к Банку России о признании недействительной сделки по списанию 14 декабря 2016 года с корреспондентского счета Татфондбанка 34,7 млн рублей в качестве досрочного погашения кредита, выданного Банком России, и 22,9 млн рублей процентов за пользование межбанковским кредитом. Тут не обошлось без Юмановой, которая еще в июле 2017 года подала конкурсному управляющему запрос о предоставлении информации по проведенной операции и о том, собирается ли он оспаривать эти сделки. Спустя полгода жалоба возымела свой эффект.

На днях же в Арбитражном суде РТ прозвучала мини-сенсация: на предварительном слушании представитель АСВ объявил, что отзывает иск по радостной для вкладчиков причине. За день до начала слушаний ЦБ РФ в досудебном порядке выполнил требование агентства по страхованию вкладов и вернул все 57,7 млн рублей в конкурсную массу банка-банкрота.

Союз пострадавших вкладчиков Александры Юмановой намерен оспаривать такие возвраты и по Татфондбанку, и по Интехбанку//Фото: «БИЗНЕС Online»

Союз пострадавших вкладчиков Александры Юмановой намерен оспаривать такие возвраты и по Татфондбанку, и по ИнтехБанкуФото.

Уступчивость ЦБ, возможно, объясняется не только свойственным этой структуре благородством, но и нежеланием светить публично детали своих расчетов с банком. А они любопытны. Как следует из текста искового заявления, кредит, возврат денег по которому оспорило АСВ, был предоставлен 28 сентября, то есть всего через два дня после досрочного погашения предыдущего кредита на сумму 3,67 млрд рублей.

Речь идет о том самом знаменитом кредите на 3,1 млрд рублей по межбанковскому займу под залог кредитного договора ТФБ с «Нижнекамснефтехимом» (НКНХ) на 4 млрд рублей. Именно этот эпизод, напомним, лег в основу уголовного дела в отношении предправления ТФБ Роберта Мусина. На то, что речь именно об этой сделке, указывает одно обстоятельство: не прояви ЦБ прыть в досудебном возврате денег, в качестве третьего лица к судебным слушаниям судья предполагал привлечь НКНХ, объясняя это как раз залогами на 3,2 млрд рублей.

Получается, 14 декабря 2016 года частично погашался кредит, выданный под обеспечение кредита НКНХ. Возникает вопрос: а в каком объеме этот кредит был погашен ранее? И почему тогда ЦБ требует его с ТАИФа в полном объеме? По сведениям «БИЗНЕС Online», юристы «Нижнекамснефтехима» уже «встали в стойку» и внимательно изучают транзакции, которые проводились между ТФБ и Банком России в последние месяцы перед введением моратория.

Так или иначе, прецедент возврата денег из ЦБ создан. Конечно, с кредитом на 3,64 млрд рублей будет сложнее, поскольку досрочное погашение произошло в сентябре, а в «период подозрения» входит месяц до дня введения временной администрации, то есть отсчет начинается с 15 ноября. Однако здесь можно сделать акцент на использовании инсайдерской информации.

«Начиная с мая прошлого [2016] года мы понимали, что банк находится в тяжелейшем финансовом положении, — заявлял первый зампред ЦБ Дмитрий Тулин вскоре после отзыва лицензии у банка. — Мы знали, что его капитал утрачен, что потеря ликвидности может наступить в любой момент».

Теперь эти слова можно рассматривать как чистосердечное признание, а любое списание средств в пользу ЦБ как минимум с мая 2016 года поставить под подозрение — не использовал ли Банк России свое положение надзорного органа в корыстных целях, в ущерб интересам других кредиторов? Раз сами ЦБ и АСВ руководствуются такой логикой — что ж, как говорится в английской пословице, в эту игру могут играть двое.

В «Интехбанке» Центробанк не просто забрал большую сумму денег в самый неудачный момент, но и «помог» создать ему картотеку

В ИнтехБанке ЦБ не просто забрал большую сумму денег в самый неудачный момент, но и «помог» ему создать картотеку.

«ИНТЕХБАНК НЕПРАВОМЕРНО ЗАВЕЛ КАРТОТЕКУ ТОЛЬКО С 14 ДЕКАБРЯ»

В ИнтехБанке — свои «погремушки». Как следует из документов, попавших в руки «БИЗНЕС Online», регулятор не просто забрал большую сумму денег в самый неудачный момент, но и «помог» ему создать картотеку. Так что у вкладчиков есть возможность не только попросить деньги обратно в конкурсную массу, но и доказать, что в течение нескольких дней декабря ИнтехБанк спокойно рассчитывался со всеми клиентами, пока не вмешался ЦБ. А значит, что сделки этих дней, которые оспаривает АСВ, можно считать нормальными и людей надо оставить в покое.

Теперь по порядку. Как уже писал «БИЗНЕС Online» год назад, в 2016 году Центробанк прокредитовал ИнтехБанк на 3,3 млрд рублей под залог облигаций Татфондбанка — в порядке постановления ЦБ №312. 13 декабря 2016 года ТФБ по понятным причинам допустил дефолт, так что у ЦБ возник повод потребовать у ИнтехБанка досрочного возврата кредита из-за обесценения залога. Как говорили тогда наши источники в самом ИнтехБанке, в Москве добивать банк, в котором к тому времени уже толпились клиенты, не стали и требование о досрочном погашении столь огромной суммы не выставили.

Но тут неожиданный «удар в спину» нанес Нацбанк Татарстана во главе с Мидхатом Шагиахметовым, который вечером 14 декабря выставил ИнтехБанку требование о досрочном погашении кредита на 1,6 млрд рублей, выданного под другие активы. И не просто выставил, а начал снимать деньги со счетов. За неделю — с 14 декабря до 23 декабря — ЦБ успел несколькими траншами забрать из банка 389 млн рублей. Скриншоты нескольких документов, свидетельствующих о снятии денег, имеются в распоряжении «БИЗНЕС Online».

Из-за этой процедуры размылась дата начала картотеки ИнтехБанка по платежным поручениям, а эта дата теперь критично важна для вкладчиков, у которых отбирают деньги назад. Так, например, в распоряжении «БИЗНЕС Online» имеется запрос, в котором топ-менеджмент «Интеха» спрашивает ЦБ, на каком основании 14 декабря со счетов списаны деньги. В документе Центробанк четко отвечает: списываем, потому что картотеки на 14 декабря у вас нет, значит, можем забрать. Теперь же в суде АСВ утверждает, что картотека «Интеха» стартовала 12 декабря, просто сам банк должным образом о ней не уведомил. «Дело в том, что ИнтехБанк неправомерно завел картотеку только с 14 декабря. В соответствии с инструкциями Банка России он должен был завести картотеку еще с 12 декабря, сразу после того, как перестал исполнять платежные поручения. По каким причинам этого сделано не было, непонятно, в результате у нас образовался временной разрыв в два дня, когда платежи уже частично не исполнялись, но официальной картотеки неисполненных платежей еще не было», — заявил на одном из судебных слушаний 22 января представитель АСВ.

Наши источники в ИнтехБанке тем не менее клянутся, что на 14 декабря в банке было 700 млн рублей живых денег и, если бы не ЦБ, их бы хватило многим клиентам. Заметим, что оспаривать списание средств в пользу Банка России АСВ в данном случае не спешит, чем возмущаются вкладчики.

«Низкая эффективность и движение по верхам. Не оспаривают крупных бенефициаров, а „физикам“ начинают подавать. Нас предупреждали, что АСВ будет работать таким образом», — подытоживает Руслан Титов, один из руководителей союза пострадавших вкладчиков и член комитета кредиторов ИнтехБанка. Он рассчитывает проверять буквально каждую сделку, не затронутую вниманием АСВ: за последний год работы по ИнтехБанку союз подал уже 17 претензий конкурсному управляющему, благодаря этому стартовало несколько судов на крупные суммы. «Прошедший год показал, что некоторые сделки им нужно буквально показывать в лицо и только после этого они начинают их оспаривать», — считает Титов.

АСВ отмечает, что все возвращенные в конкурсную массу деньги не исчезают, а превращаются в требования кредиторской очереди

АСВ утверждает, что все возвращенные в конкурсную массу деньги не исчезают, а превращаются в требования кредиторской очереди.

АСВ: ОСПАРИВАЕМ ТОЛЬКО СДЕЛКИ, ВЫХОДЯЩИЕ ЗА ПРЕДЕЛЫ ОБЫЧНОЙ ХОЗЯЙСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

АСВ прислало в редакцию свой ответ на запрос относительно оспаривания сделок с Центробанком. В нем агентство не отвечает на конкретные вопросы о датах картотеки и денежных списаниях, но поясняет свою позицию по оспариванию «сделок с предпочтением». Агентство сразу предупреждает, что никакого злого умысла в отношении кредиторов-физлиц у него нет и не было. «Предположение, что агентство каким-либо образом активизировало оспаривание сделок с предпочтением именно в отношении кредиторов — физических лиц, является ошибочным. Вероятно, оно вызвано исключительно увеличением общего количества судебных споров в рамках проводимых агентством процедур банкротства», — объясняет АСВ.

Агентство подчеркивает, что оспаривает исключительно сделки, «выходящие за пределы хозяйственной деятельности». «Как наиболее частый признак выхода сделки за такие пределы выступает ее совершение в условиях явной фактической неплатежеспособности банка, при которой банк не исполнял требования других кредиторов», — отмечает АСВ. На этом разъяснения заканчиваются, остается не совсем понятным, чем же «нехозяйственным» отметились некоторые сделки, описанные в нашей предыдущей статье, — когда клиенты снимали вклады, чтобы, к примеру, провести сделку по недвижимости или купить оборудование для своего бизнеса.

Проигравшим иски лучше поторопиться и уложиться в два месяца – иначе потом они потеряют не только деньги, но и возможность их потребовать в банкротной процедуре, а также получить компенсацию в Республиканском фонде поддержки

Проигравшим иски лучше поторопиться, иначе они потеряют не только деньги, но и возможность получить компенсацию в республиканском фонде поддержки.

Кроме того, как отмечает АСВ, все возвращенные в конкурсную массу деньги не исчезают, а превращаются в требования кредиторской очереди. Кстати, это происходит не автоматически: если суд признал сделку вкладчика недействительной, ему нужно обратиться с заявлением к конкурсному управляющему в течение определенного срока с даты принятия судебного решения. Каков срок, непонятно, но АСВ отмечает, что это не менее 60 дней. Словом, проигравшим иски лучше поторопиться и уложиться в два месяца, иначе потом они потеряют не только деньги, но и возможность их потребовать в банкротной процедуре, а также получить компенсацию в республиканском фонде поддержки.

Словом, битва идет нешуточная. Из Москвы, вероятно, все это кажется рядовым событием — ну отсудили у пары-другой сотен человек миллионы в кассу, на то, мол, есть законное обоснование. Впечатление в корне меняется после разговора с самими вкладчиками: малому бизнесу грозит разорение, а простые граждане рискуют лишиться жилья и другого имущества, не говоря уже о том, что люди крепко задумаются, а надо ли вообще нести деньги в банки, раз потом, чтобы их отстоять, приходится глотать пыль в судах…

Малому бизнесу грозит разорение, а простые граждане рискуют лишиться жилья и другого имущества. Не говоря уже о том, что люди крепко задумаются, а надо ли вообще нести деньги в банки, раз потом, чтобы их отстоять приходится глотать пыль в судах

Малому бизнесу грозит разорение, а простые граждане рискуют лишиться жилья и другого имущества, не говоря уже о том, что люди крепко задумаются, а надо ли вообще нести деньги в банки.

«ЦБ РФ САМ ПЕРИОДИЧЕСКИ ПРИЗЫВАЕТ, ЧТОБЫ НА НЕГО ПОДАВАЛИ В СУД»

Ян Арт — эксперт Госдумы РФ по финансовому рынку:

— То, что АСВ обратилось с иском в суд к Банку России, — это нормальная практика. Хорошо, что они пошли правовым путем. Если память мне не изменяет, уже было несколько подобных исков АСВ к ЦБ РФ по другим банкам-банкротам. Центробанк сам периодически призывает, чтобы на него подавали в суд, чтобы был формальный повод для выполнения требований.

Нерсес Григорян — лидер инициативной группы обманутых вкладчиков Пробизнесбанка:

— Сам по себе иск конкурсного управляющего к Банку России — это прецедент. По крайней мере, на моей памяти таких случаев не было. В Пробизнесбанке незадолго до отзыва лицензии Банк России забрал 8,3 миллиарда рублей, но, как утверждал регулятор в суде, это были сделки РЕПО. Оспорить сделки РЕПО крайне сложно, так как это сделка «схлопывается» — в залоге находятся ценные бумаги, под них выданы денежные средства. Оспорить такие сделки у ЦБ РФ теоретически можно, но практически нереально. Такой судебной практики в России нет. Надо будет дойти до Верховного суда, получить разъяснения, потом дело может дойти до Конституционного суда.

В данной ситуации меня интересует, почему конкурсный управляющий ТФБ взялся за оспаривание только этой небольшой суммы, если сам признает наличие кредита в размере 3,6 миллиарда рублей, который был выдан незадолго до отзыва лицензии. Напомню, что Банк России неоднократно утверждал, что ему еще за год до отзыва лицензии было известно о проблемах в Татфондбанке. На основании этого утверждения можно оспорить все транзакции между ТФБ и Центробанком за год, а не только последний период, за месяц до введения моратория. С одной стороны, конкурсного управляющего ТФБ можно похвалить — хоть что-то вернул из ЦБ РФ в конкурсную массу, но, с другой стороны, возможно, это была некая подстраховка: мы сделали все, что могли. А на самом деле могли бы сделать гораздо больше, но не стали.

Елена Иванова, Александр Андреев