Когорта VIP-свидетелей: кого еще допросят по делу Роберта Мусина?

После Ильдара Халикова и Талгата Абдуллина в очереди на беседу — Альберт Шигабутдинов, Наиль Маганов, Мидхат Шагиахметов…

Обновленный список тех людей, которые могут пролить свет на дело о банкротстве группы ТФБ, огласили вчера следователи в Приволжском районном суде. Очередь к руководителю следственной группы Игорю Мухину наполовину состоит из верхушки рейтинга «Топ-100 деловой элиты Татарстана» по версии «БИЗНЕС Online». Самого главного фигуранта Роберта Мусина в суд из СИЗО так и не доставили, в итоге арест продлен еще на два месяца.

КАК РОБЕРТ МУСИН СНОВА «ПРОГУЛЯЛ» СУД

Приволжский районный суд Казани накануне уже в третий раз рассматривал ходатайство следствия о продлении меры пресечения в отношении экс-председателя правления Татфондбанка Роберта Мусина. Главной интригой до начала судебного заседания был вопрос явки главного фигуранта. Последний раз он показывался на публике во плоти лишь в день своего задержания – 3 марта. С последующих заседаний Роберт Ренатович неизменно «отпрашивался». Единственное исключение – обжалование продления срока заключения под стражей в Верховном суде. Экс-глава второго по величине банка Татарстана тогда показался с экрана монитора и лично дал отповедь речи руководителя следственной группы Игоря Мухина, например, опровергнув приписанные ему многочисленные полеты на частном самолете.

Казалось, что и на этот раз Роберт Ренатович снизойдет до явки в суд. На это указывало и присутствие целой группы следователей – 5 — 6 сотрудников СКР около часа стояли у дверей зала заседаний. Информацию о том, что «доставка будет», подтверждал и активист Дмитрий Бердников. Его традиционный перформанс на этот раз был не слишком оригинальным: все та же белая футболка с надписью «Вор должен сидеть в тюрьме». Все тот же распечатанный на листочке А4 плакат: «Сегодня отпустили Мерзлякова и Мещанова, завтра отпустят Мусина».

По информации нашего издания, Мусин действительно собирался приехать на суд. По этой причине начало слушаний пришлось даже на час задержать. Но не судьба. Официальная причина «прогула», как огласил в самом начале судебного заседания судья Ильнур Гарифуллин, – состояние здоровья Роберта Ренатовича, а именно проблемы гипертонического характера. Известие вызвало бурную реакцию разочарованных зрителей из числа вкладчиков.

СЛЕДКОМ: «НЕОБХОДИМО ДОПРОСИТЬ ЛИЦ, ПРИНИМАВШИХ УЧАСТИЕ В РАЗРАБОТКЕ МЕХАНИЗМА ВЫХОДА ООО «ТАИФ»

С 20-минутным ходатайством выступила старший следователь СК по Татарстана Юлия Мунина. Она напомнила фабулу дела, которое было возбуждено 16 февраля еще управлением ФСБ, а 3 марта передано в СКР. С тех пор дело разрослось до 24 эпизодов – 17 из них касаются мошенничества (большинство связано с выводом залога по выданным ранее кредитам), 6 эпизодов – легализации денежных средств и один эпизод – злоупотребления полномочиями. Общая сумма ущерба по данным эпизодам, по оценке СК, составляет 50,5 млрд рублей, и понесли его Банк России, ПАО «Татфондбанк», ПАО «ИнтехБанк», банк «Советский», группы компаний «ДОМО», ООО «Бытовая электроника».

Мунина напомнила, что по уголовному делу неоднократно был допрошен сам Мусин в качестве обвиняемого, а в роли потерпевших – представитель Банка России и АСВ. Среди допрошенных свидетелей бывший премьер-министр РТ, генеральный директор АО УК «Татэнерго» ИльдарХаликов, помощник президента РТ Ринат Сабиров, министр финансов РТ Радик Гайзатуллин, министр экономики РТ Артем Здунов, заместитель министра земельных и имущественных отношений РТ Фарит Мусин, исполнительный директор ГЖФ Талгат Абдуллин, заместитель генерального директор по стратегическому развитию ПАО «Татнефть» Нурислам Субаев.

Но гораздо более впечатляющими по фамилиям оказались «творческие планы». «Необходимо допросить в качестве свидетелей лиц, принимавших непосредственное участие в подготовке и проведению сделки по повышению капитала ПАО „Татфондбанк“, разработке механизма гарантированного выхода компании ООО „ТАИФ“ из сделок при наступлении форс-мажорных обстоятельств. К одобрению указанной сделки и иных лиц, имеющих отношение к уголовному делу», – анонсировала список следователь.  

Среди таких людей Мунина назвала топ-менеджмент ТАИФа: гендиректора АльбертаШигабутдинова, его сына, замгендиректора Руслана Шигабутдинова, замгендиректора по финансам Гузелию Сафину, замгендиректора Владимира Бусыгина, который на тот момент был председателем совета директоров НКНХ.

Среди чиновников, которые, как, видимо, думает следствие, были в курсе сделки и дали добро, бывший управляющий Нацбанка РТ, а ныне председатель ЦИК Татарстана Мидхат Шагиахметов, помощник президента РТ Айрат Нуртдинов (ныне председатель совета республиканского фонда помощи), вице-премьер, министр промышленности и торговли РТ Альберт Каримов, заместитель министра финансов РТ Данила Волков.

Побеседовать следователи хотят и еще с двумя весомыми представителями деловой элиты Татарстана – гендиректором ПАО «Татнефть» Наилем Магановым и председателем совета директоров ПАО «Ак Барс» (именно так гендиректора СИНХа представила следователь)Валерием Сорокиным.

Часть этого списка уже озвучивалась на прошлом продлении меры пресечения, когда с ходатайством выступал Мухин. Мунина же указала, что на причастность Мусина к совершенным преступлениям указывают показания обвиняемых Рамиля Насырова, первого зама предправления ТФБ, гендиректора «Новой нефтехимии» Рамиля Сафина, фигурантов другого дела, которые в деле Мусина проходят в качестве свидетелей, – его бывших замов Сергея Мещанова и Вадима Мерзлякова. Кроме того, показания на Мусина дают свидетели Наиля Тагирова, Гузель Фаттахова и Роза Якушкина – бывшие подчиненные Роберта Ренатовича.

Интересно, что в числе свидетелей, на показаниях которых строится обвинение, обозначен и бывший глава ФСКН по РТ, затем возглавивший службу безопасности банка Ильгиз Минуллин. Показания на Мусина дали и бывший зампред «АК БАРС» Банка, ныне работающий в цюрихском Lombard Odier Рустэм Хадиуллин и швейцарский банкир Андреас Одермат, о краткосрочном задержании которых прямо в аэропорту еще несколько месяцев назад писала наша газета.

Кроме показаний у следствия есть и иные документальные доказательства причастности Мусина: договоры о расторжении залогов, материалы кредитных листов, протоколы заседаний кредитного комитета банка, сведения о движении денежных средств.

«Анализ изъятых документов и предметов, в том числе электронной переписки, переписки в мессенджере WhatsApp ряда сотрудников ПАО „Татфондбанк“ и иных лиц, установил сведения, подтверждающие согласованность действий отдельных лиц банка, кредитных организаций, юрлиц, подконтрольных обвиняемому, в выводе активов банка посредством кредитования заемщиков, не ведущих хозяйственной деятельности», – добавила следователь.

«КАКАЯ СВЯЗЬ МЕЖДУ ОБЪЕМОМ ПРОДЕЛАННОЙ РАБОТЫ И МЕСТОМ СОДЕРЖАНИЯ МУСИНА?»

Мунина указала на особую сложность расследования. Например, не определена роль семьи Мусина. Кроме того, в мошеннических схемах, по мнению СКР, была сложная структура взаиморасчета. А тот факт, что часть средств ушла в иностранные юрисдикции, лишь утяжеляет работу следствия. Сам же Мусин, по словам следователя, хоть и дает показания, однако они не сильно помогают расследованию. «Показания обвиняемых Мусина и Насырова носят общий характер, объясняют отдельные обстоятельства, не раскрывают иных обстоятельств, имеющих значение для данного дела, для исполнения приговора в части гражданского иска, взыскания, других имущественных взысканий и иных путей возмещения ущерба», – отметила Мунина. Адвокат Мусина Алексей Клюкин предсказуемо выступил с ходатайством о смягчении подзащитному меры пресечения, а просьбу следствия, естественно, не поддержал. «Со слов следствия, дело за это время обросло новыми эпизодами, однако характер и объем предъявленного Мусину обвинения не изменился», – сказал Клюкин.

Интересно, что адвокат огласил ранее неизвестный факт: оказалось, что формально обвинение Мусину предъявлено лишь по одному эпизоду, связанному с кредитом от ЦБ, по которому бывшего председателя правления ТФБ и арестовали. В 23 оставшихся эпизодах Роберт Ренатович пока проходит лишь в качестве свидетеля. «Я не имею оснований для того, чтобы упрекнуть следственные органы в бездействии. Следственные действия проводятся, их много, немало предстоит сделать. Но мне непонятно, какая связь между двумя событиями – объемом проделанной работы и местом содержания Мусина?» – задался вопросом Клюкин.

Адвокат апеллировал постановлениями пленума Верховного суда, который указывает, по каким статьям человек может содержаться в СИЗО. По словам Клюкина, Мусин обвиняется в совершении преступления в сфере предпринимательства. Соответственно, содержание его под стражей не обязательно.

Однако суд решил иначе, полностью удовлетворив ходатайство следствия и продлив срок заключения Мусину до 16 декабря.
Подробнее на «БИЗНЕС Online»:https://www.business-gazeta.ru/article/360449